Нос после ринопластики не должен нарушать геометрию лица!

Светлана Пшонкина входит в число топовых столичных хирургов по ринопластике. Об успехах ее говорят цифры статистики — 100% результат операций. При коррекции носа любой сложности. Как такое возможно? Опыт, тонкость работы рук, свойственная только женщинам, высокие эстетические идеалы и еще множество факторов, которые являются слагаемыми успеха. Более 20 лет Светлана Юрьевна посвятила решению проблем, связанных с эстетикой и здоровьем носа. Мы встретились с хирургом лично, чтобы узнать ключ к формуле «новый нос — новая судьба».


Корр.: Светлана Юрьевна, богатый опыт в сфере ринопластики, наверняка, выработал алгоритм работы, которому Вы неотступно следуете.

Светлана Пшонкина: Безусловно, и касается это не только эстетических канонов, но и чисто «технических» моментов операции. О них я бы не хотела говорить в открытую, поскольку считаю это своим личным достижением. Для меня главное, что это оценивают пациенты! Концепция эстетической ринопластики — это победа гармонии и идеальных пропорций над всем бесформенным. Нередко ко мне приходят с ярко выраженной диспропорцией, носы будто «не со своего плеча». В таких случаях приходится особенно тщательно подходить к решению проблемы формы, поскольку «новый» нос должен идеально вписываться в «архитектуру» внешности и не нарушать геометрии лица в целом. Что касается «технических» моментов, о которых я сказала чуть выше, то они позволили решить ряд хирургических проблем, с которыми сталкивались и продолжают сталкиваться многие мои коллеги. В своей работе я строго следую тем эстетическим канонам и своим авторским «фишкам». Все это делает результаты моих операций, скажу без ложной скромности, безупречными.

Как выглядит идеальный нос?

Пациентка до и после ринопластики. Через 3 месяца после операции

Корр.: Представления о том, как должен выглядеть нос, у всех разные. Возникают ли сложности в общении с пациентом, который решил сделать ринопластику. Понимание сразу находите?

Светлана Пшонкина: К общему знаменателю приходим сразу, если фантазии пациента на тему «как должен выглядеть мой нос после операции» не расходятся с возможностями хирургии носа. Если я в ходе беседы понимаю, что представления пациента далеки от реальности, то начинаю объяснять, почему нельзя сделать так, как он хочет. Если слова мои кажутся неубедительными, что бывает крайне редко, то я доказываю их правоту с помощью компьютерного моделирования. И если на этом этапе между мной и моим пациентом не достигнуто взаимопонимание, то мы с ним просто прощаемся. Я — не его хирург, а он — не мой пациент. И это нормальная практика пластических хирургов.

Корр.: То есть таким пациентам Вы можете отказать?

Светлана Пшонкина: Да, я отказываю пациентам. У меня нет недостатка в пациентах, поэтому я могу себе позволить проводить коррекции тем, кому они действительно нужны, и тем, у кого адекватные ожидания от операции. Но ведь беда в том, что найдутся и такие специалисты, которые пойдут на поводу у пациента и сделают «нос на заказ». Последствия этого известны — неудовлетворенность результатами и, как следствие, уныние, депрессия и прочие негативные эмоции. И кто в этом виноват? Сам пациент или хирург, который поддался уговорам этого пациента?

Переделка за другими хирургами

Реконструкция носа у Светланы Пшонкиной. Читайте историю пациентки!

Корр.: Светлана Юрьевна, раз разговор сам плавно подошел к неудачным операциям по ринопластике, давайте остановимся на этой теме. Банальный вопрос — Вы любите переделывать за другими хирургами?

Светлана Пшонкина: Я люблю свою работу целиком и полностью, поэтому можно сказать, что повторная ринопластика — часть моего любимого дела. Честно скажу, когда я вижу сложный нос, желание взяться за него и исправить возрастает в разы. Гораздо больше, чем сделать первичную ринопластику. Ну и удовлетворения от подобных операций больше — ты осознаешь, насколько значима для пациента твоя помощь. После переделок за другими хирургами мои пациенты плачут от счастья, осознавая, что кошмар закончился. И я искренне радуюсь за каждого из них. Я вижу свою задачу не просто в том, чтобы исправить нос, я хочу, чтобы жизнь моих пациентов менялась в лучшую сторону вслед за носом.

Корр.: Хотите сказать, что ринопластика может что-то изменить в жизни человека?

Светлана Пшонкина: Боюсь, что я займу все Ваше время, если начну рассказывать истории своих пациенток. Поверьте, Голливуд отдыхает! Когда человек избавляется от комплексов, у него вырастают крылья. И ничего удивительного в том, что у уверенного в себе человека меняется вся жизнь!

Корр.: Продолжая тему о повторных коррекциях... Недавно видела на Вашем сайте историю пациентки, которой Вы проводили реконструкцию. Много пациентов с подобными проблемами к Вам обращаются?

Светлана Пшонкина: Увы, но в последнее время пациентов с осложнениями после ринопластик становится все больше и больше. Пациентка, о которой Вы говорите, имела травму носа с рождения. Более того, ей была проведена до меня неудачная ринопластика. Не буду рассказывать подробности, кому интересно — почитает на моем сайте, но результатом женщина более чем довольна. И я безумно рада, что еще одним счастливым человеком стало больше.

Ринопластика летом

Корр.: Теперь давайте поговорим о хорошем. Летом можно делать ринопластику?

Светлана Пшонкина: Конечно можно! Лето — это солнце, фрукты, позитив, наш организм работает на все 100%, поэтому и заживление проходит более легко и быстро. Поэтому нет поводов откладывать проведение операции на осень. У меня многие прооперировались к лету, и многие записаны на лето. Так что сезон летних отпусков — это не про меня. Работы много!


Какие пластические операции можно сделать летом?


Корр.: Ринопластика сочетается с другими пластическими операциями?

Светлана Пшонкина: Да, с ринопластикой в дуэте могут идти пластика груди в различных вариациях, абдоминопластика (мини-абдоминопластика, классическая или эндоскопическая), нередко удается сочетать пластику носа с малыми операциями на лице. К принятию решения о том, целесообразно проводить совмещенную операцию или нет, я подхожу индивидуально.

Корр.: Если бы Вы выбирали хирурга для себя, на что бы Вы обратили внимание?

Светлана Пшонкина: В первую очередь, на его опыт. Поверьте, ринопластика слишком сложна, чтобы освоить ее тонкости за 3-4 года. Даже сейчас, когда у меня за плечами более 20 лет непрерывной работы в этой области, я продолжаю открывать для себя что-то новое, продолжаю совершенствоваться. Путь к успеху — это путь проб и ошибок. Чтобы не стать чьей-то ошибкой, повторюсь, выбирайте опытных хирургов. Опыт тоже далеко не единственный фактор. Не у всех с опытом приходит мастерство. Многие так и остаются всего лишь дилетантами в ринопластике.

Корр.: Светлана Юрьевна, я благодарен Вам за беседу. Будем надеяться, что число успешных операций будет увеличиваться с каждым годом. А для этого нужно, чтобы пациенты более тщательней выбирали докторов. Руководствоваться нужно, в первую очередь, опытом и заслугами хирурга, а не ценовой политикой и откровенно зазывающей рекламой. 


Запись на консультацию: +7 (495) 773-04-54

Возврат к списку